Николай Сологубовский

 

Дипломатия Аль-Каиды

 
Дипломатия Аль-Каиды и ее кровавые последствия
28 апреля в Триполи, столице Ливии,  боевики Аль-Каиды напали на здание Министерства иностранных дел Ливии. Они потребовали отставки высокопоставленных дипломатов, работавших во времена Ливийской Джамахирии, и замены их на своих ставленников. Очевидцы сообщают о 20-30 пикапах с пулеметами. Десятки вооруженных бородачей блокировали вход в здание, арестовывают и увозят сотрудников МИДа  в неизвестном направлении.
Публикую видео, сделанное вместе с ливийскими друзьями  в июне 2011 года, когда  ливийцы, в том числе и ливийские дипломаты,  сражались с бандами Аль-Каиды. Но силы были неравные: на стороне Аль-Каиды выступил весь альянс НАТО со своей «ракетно-бомбовой  дипломатией»,  как  назвал Владимир Путин политику Запада по отношению в Джамахирии.
http://www.youtube.com/watch?v=sv0LDtqhS5s&feature=youtu.be
Это одна из редких видеосъемок лидера Ливийской Джамахирии. Июнь 2011 года. Альянс НАТО бомбил Триполи. Из России в Джамахирию приехал Кирсан Николаевич Илюмжинов... Я сопровождал его…
Кирсан Николаевич имел долгую беседу с Муаммаром Каддафи , который передал ему послание к руководителям стран НАТО. Это послание мира Запад проигнорировал. Все усилия ливийских дипломатов были сведены на нет: НАТО хотело крови, большой крови. И через год преступления НАТО ударили по  западным  дипломатам ужасным бумерангом: американский посол был убит боевиками Аль-Каиды. А на днях они взорвали  заминированную машину рядом с посольством Франции…
Здесь вы можете найти и другие видео записи  тех дней и месяцев, когда ливийский народ сражался стойко и  мужественно, надеясь, что придет помощь…
http://www.youtube.com/user/NikolaySOLO
Н.С.
В приложении я публикую интервью  с К.Н.Илюмжиновым,  материал, который передает и агрессивный, антиливийский тон российских СМИ  тех времен, и так называемые  «российские симпатии в этом конфликте» и спокойный характер Кирсана Николаевича, уверенного в своей правоте. И время доказало, что его гражданская позиция была верна: он пытался остановить войну НАТО против ливийского народа, и его желание совпадало с желанием подавляющего числа россиян, осудивших агрессию Запада и его наемников. А в это время некоторые российские дипломаты якшались с аль-каидовцами в Бенгази… В соответствии, как утверждал тогда А.Веселов, автор интервью, с   «генеральной линии российской дипломатии».
Итак, еще один документ Истории.  О дипломатии государственной и дипломатии народной. Что написано пером, то не вырубишь топором!
«О крепком рукопожатии Каддафи
На прошлой неделе наши политики десантировались по обе стороны ливийского фронта. Спецпредставитель президента России по Африке Михаил Маргелов продемонстрировал российские симпатии в этом конфликте, проведя в Бенгази переговоры с ливийской оппозицией. А Кирсан Илюмжинов встретился в Триполи с Муаммаром Каддафи. Глава ФИДЕ и бывший президент Калмыкии рассказал «РР», что заставило его встать поперек генеральной линии российской дипломатии.
Андрей Веселов
15 июня 2011, №23 (201)
1. Каковы ваши личные впечатления от визита в Триполи? Там хаос или порядок?
Если смотреть телевизор, то создается ощущение, что в Ливии неспокойно, повсюду идет война. Но я нормально добрался. Правда, пока мы ехали, где-то в стороне один раз постреляли. Ночью пара взрывов была. Днем все время летает самолет-беспилот¬ник. Когда мы встречались с Каддафи, он сказал, что это охотятся как раз за ним. Его сын показал дом, куда пять бомб залетели, где погибли другой сын Каддафи и внучка. А так нормально: все рабочие встречи я провел в штатном режиме — с Национальным олимпийским комитетом Ливии, Шахматной федерацией, с шахматной общественностью, министрами образования и иностранных дел. С министром образования мы договорились заключить соглашение от имени ФИДЕ по программе строительства шахматных школ.
2. А вы уверены, что это правительство будет способно выполнить какие-либо соглашения? Официальная российская дипломатия, например, поставила крест на Каддафи, и спецпредставитель президента ездит в Бенгази, а не в Триполи.
Если бы министр образования Ливии или президент шахматной федерации находились в Бенгази, то я бы тоже поехал туда. ФИДЕ создана в 1924 году, намного раньше ООН. Мы встречаемся только с законными правительствами и законными парламентами. Для ФИДЕ законными являются Национальный олимпийский
комитет, признанный МОКом, и Шахматная федерация Ливии.
3. Но не кажется ли вам, что, встречаясь с Каддафи, вы мешаете российской стратегии по урегулированию конфликта?
Я не знаю ни о какой стратегии, потому что в России практически не живу. Я живу в Швейцарии, в Лозанне. Ливия входит в ФИДЕ, как и еще 172 страны, как Россия и США. Я занимаюсь своим делом.
4. О чем вы говорили с Каддафи?
Мы играли и долго беседовали о жизни. Часа полтора. Я ему выразил соболезнование по поводу гибели родных. Он спросил, как у меня дела в семье. Мы ведь знаем друг друга давно, общаемся. Это была нормальная бе¬седа двух людей, которые долго не виделись. Конечно, он жаловался, что не понимает, зачем убили его четырехмесячную внучку. Он немного в шоке от всего этого.
5. Обсуждали, как можно остановить войну?
Он говорит, что неоднократно предлагал переговоры, писал Бараку Обаме. Просил остановить бомбардировки и поговорить за столом переговоров о выборах или о чем-то еще. Он очень озабочен тем, что мир его не слышит. Еще он вспомнил, что когда в 1986 году американцы бомбили Триполи, власти СССР подогнали к берегам Ливии фрегат и бомбардировки сразу прекратились.
6. Производит ли Каддафи впечатление адекватного человека, лидера, контролирующего ситуацию в стране?
Рукопожатие у него крепкое. Когда он меня сопровождал, то сам забежал на второй этаж, сам шахматы расставил. Он не больной человек, очень крепкий, здоровый мужчина. Адекватный и трезво мыслящий. Вы сами в шахматы играете? Так вот, Каддафи блестяще разыграл испанскую партию. Если бы у него были проблемы со здоровьем, он бы так в шахматы не играл.
7. И кто победил?
Честно скажу, я мог выиграть. Все-таки я — профессионал, кандидат в мастера спорта, а он — любитель. Но я же в гостях находился, он меня на обед пригласил, по¬этому я просто не мог позволить себе выиграть. И когда увидел, что у него позиция немного разваливается, предложил ему ничью».