XI Всемирный русский народный собор 5-7 марта 2007 года

Доходы от продажи богатств, которыми наделил нас Творец, должны вкладываться в страну и в людей»
Если стяжание становится для человека или народа смыслом жизни, сочетается с жестокостью, несправедливостью, гордыней, глухотой к страданиям ближних, то оно, несомненно, является греховным, заявил Патриарх Всея Руси Алексий II, открывая в марте 2007 года в Москве XI Всемирный русский народный собор.

Нельзя забывать и о том, что не только богатство, но и бедность может стать сильным искушением для человека, озлобить его, ввергнуть в глубину отчаяния и даже подтолкнуть на преступный путь. Вот почему преодоление бедности - наша задача, также заявил Патриарх

Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на XI ВРНС

Сердечно приветствую всех вас, собравшихся в Зале Церковных Соборов под сводами Храма Христа Спасителя, дабы совместно рассмотреть вопросы, которые ставит перед нами современная жизнь. За годы своего существования Собор стал уникальным форумом и одним из важных инструментов гражданского общества. Сегодня ему предстоит обсудить тему «Богатство и бедность: исторические вызовы России».
Россия богата землей и ее ресурсами. Но мы знаем из опыта разных стран и континентов, что сами по себе природные богатства не приводят народ к процветанию. Они служат только такому народу, который применяет их с умом и с добрым сердцем. Священное Писание говорит: «Имущество человека прилежного многоценно» (Притч. 12. 27). Нам нужно вспомнить, что главное богатство — это люди. Причем значение имеет не просто их количество, но их способность к труду, к творческой мысли, к ответственному созиданию Отечества. Для этого необходимо с ранних лет воспитывать будущих граждан, которые осознавали бы нравственное измерение собственной жизни.
Ныне, в первом десятилетии XXI века, наше Отечество переживает всестороннее возрождение. В частности, наблюдается подъем национального хозяйства. Постепенно уходят в прошлое годы, когда экономическая нестабильность могла угрожать самому существованию нашего государства. Однако все ли жители страны в полной мере ощущают на себе этот подъем?
Девяностые годы ознаменовались бурными переменами, вызванными реформированием финансово-экономической системы. В основе этих преобразований лежало здоровое желание построить более эффективную экономику, повысить уровень благосостояния граждан. Однако нельзя не признать, что десятки миллионов наших соотечественников оказались за чертой бедности.
Сегодня многие пытаются переориентировать наш народ с приоритета духовного богатства на приоритет материальных ценностей. Культ обогащения как главной цели жизни человека проповедуется с академических кафедр, политических трибун, телеэкранов, газетных и журнальных страниц. Однако из опыта истории мы знаем: богатство нельзя исчислить только в рублях, долларах или евро, только в тоннах нефти и кубометрах газа, равно как и в других экономических показателях.
Сможет ли Россия и дальше продолжать духовное возрождение или, ориентируясь только на умножение материального богатства, она придет к духовному упадку, а значит, со временем, и к новому политическому, экономическому и экологическому кризису?
«Когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс. 61. 11) — говорит Псалмопевец. Если стяжание становится для человека или народа смыслом жизни, сочетается с жестокостью, несправедливостью, гордыней, глухотой к страданиям ближних, — то оно, несомненно, является греховным.
Впрочем, нельзя забывать о том, что не только богатство, но и бедность может стать сильным искушением для человека, озлобить его, ввергнуть в глубину отчаяния и даже подтолкнуть на преступный путь. Вот почему преодоление бедности — наша задача.
Я уже говорил, что наше главное богатство — это люди. Но даже при возрастающих темпах экономического роста мы стремительно теряем это богатство. Многие способные и трудолюбивые люди уезжают за рубеж в поисках более выгодных условий труда. Во многом это происходит от того, что люди испытывают экономическую и социальную несправедливость. За такой же, а иногда и за более самоотверженный и эффективный труд у нас получают гораздо меньше, чем во многих других странах. Пенсионеры, честно трудившиеся на благо страны, подчас лишены самого необходимого. Неужели мы так низко ценим своих сограждан, что позволяем им пребывать в нищете рядом с кричащей роскошью?
Для искоренения бедности нам необходимо построить этически ориентированную экономику и отладить систему социальной ответственности. Все мы — Церковь, государство, предприниматели, общество в целом, — должны позаботиться о том, чтобы среди нас было как можно меньше бедных, униженных, отчаявшихся людей.
Возрождение предпринимательской свободы, восстановление права человека на собственность нельзя отделять от системы нравственных ценностей, в которой богатство — это результат созидательного труда, а труд — это долг перед Богом и людьми. Только при этом условии естественное стремление к материальному достатку «умеряется», уравновешивается влиянием духовно-нравственных принципов.
Верю, что с помощью Божией мы сможем приблизиться к решению сложных вопросов, поставленных этим ответственным этапом нашей истории.
Надеюсь, что, как и всегда, дискуссия на Соборе будет проникнута истинной заботой об Отчизне, пройдет в духе взаимопонимания и мира, послужит благу нашего народа и всех чад его.
Я желаю благословенных успехов в предстоящие дни работы Всемирного Русского Народного Собора.
http://www.vrns.ru/syezd/detail.php?nid=62&binn_rubrik_pl_news=174&binn_rubrik_pl_news=174

На Собор приехали около двух тысяч представителей из шестнадцати стран мира, семидесяти регионов России, всех традиционных религиозных общин страны.

Ярким было выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Он, в частности, сказал:
Ожидание лучшей жизни накалено до предела. Кажется, что если не произойдет заметных сдвигов в этом направлении, то в обозримом будущем случится какой-то надрыв в народной воле...
С одной стороны, страна владеет несметными богатствами, которыми Господь щедро наделил наши недра.
По разным подсчетам, в нашей стране сосредоточено от 30 до 40% полезных ископаемых Земли.
Благодаря экспорту природных ресурсов собирается Стабилизационный фонд, а также богатеет очень незначительная часть общества.
С другой стороны - большинство населения страны живет в нищенских условиях.
Можно было бы сказать: «Не надо завидовать, а надо работать», но в том-то и дело, что люди работают, а получают за свой труд гроши. Стыдно перед всем миром, когда богатые люди России на виду у всех тратят огромные деньги на сомнительные развлечения, в то время как на их Родине люди получают мизерные зарплаты, заявил метрополит.

По мнению Владыки, Россия сегодня должна избрать модель развития, основанную на синтезе научно-технического прогресса и модернизации, не наносящих ущерба Божьему творению, и любви и верности нашего народа своей духовно-культурной традиции. В центре этой традиции как главная опора - духовность, культура и язык русского народа в творческом взаимодействии с духовно-культурными традициями других народов России.

Не станет ли этот синтез контуром той национальной идеи, которую уже на протяжении многих лет мы стремимся сформулировать для себя?

Слово митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла на XI ВРНС

Десятый съезд Всемирного Русского Народного Собора, состоявшийся в прошлом году, начал дискуссию о модернизации России. В связи с особой важностью вопроса и в связи с тем, что Собор прошлого года лишь прикоснулся к означенной теме, но не сумел ее достаточным образом раскрыть, представляется необходимым продолжить рассмотрение этой темы в контексте обсуждения проблемы богатства и бедности.
Существует ли у России на нынешнем этапе ее исторического развития альтернатива модернизации? Ответ представляется однозначным: «Нет!»
Только модернизация страны может решить скопившиеся социальные и экономические проблемы общества. Потребность в ней вырастает из самой народной среды. Ожидание лучшей жизни, можно сказать, накалено до предела. Кажется, что, если не произойдет заметных сдвигов в этом направлении, то в обозримом будущем случится какой-то надрыв в народной воле. По данным на 2004 год, ниже официального прожиточного уровня жили около 20 % россиян. Это значит, что у значительной части нашего общества нет материального достатка, позволяющего достойно питаться, одеваться, обзаводиться жильем, растить детей, иметь доступ к высококачественному образованию, здравоохранению, отдыху, культуре, средствам коммуникации. В России по-прежнему нет среднего класса, который бы охватывал большинство граждан. Сохраняется серьезный разрыв по уровню доходов между городом и деревней. В результате происходит отток остатков сельскохозяйственного населения в города и еще большее запустение российской деревни. К низкому уровню жизни добавляются периодические сбои коммунальных систем, плохое качество дорог, проблемы с общественным транспортом, плохое состояние общественных зданий, ухудшение окружающей среды.
Модернизация — это еще нравственный императив для нашего общества. Потому что без модернизации будут продолжать попираться не просто человеческие законы, но Божии заповеди. С одной стороны — страна владеет несметными богатствами, которыми Господь щедро наделил наши недра. По разным подсчетам в нашей стране сосредоточено от 30 до 40 процентов полезных ископаемых земли. Благодаря экспорту природных ресурсов собирается стабилизационный фонд, а также богатеет очень незначительная часть общества. С другой стороны, большинство населения страны живет в нищенских условиях. Можно было бы сказать: «Не надо завидовать, а надо работать». В том-то и дело, что люди работают, а получают за свой труд гроши. Если в прежние времена такую зарплату компенсировала мощная социальная система, доставшаяся в наследие от советских времен, то с каждым годом она все больше тает, а покупательная способность людей остается прежней.
Согласно официальной статистике, в России доходы 10 % самых богатых превышают доходы 10 % самых бедных в пятнадцать раз. Можно предположить, что с учетом реальных доходов состоятельных граждан эта разница составляет 20—25 раз. Для сравнения приведу ситуацию в Швеции, в которой разрыв в доходах составляет 4 раза, а в среднем по Европе эта цифра не превышает 6—7 раз, в США — 9. Преодоление вопиющего неравенства в России — это в первую очередь вопрос выживания нашей страны. В других странах мира в условиях подобного разрыва между уровнями жизни людей происходят социальные беспорядки и даже революции. Мы не можем наступать на одни и те же исторические грабли, индифферентно относясь к столь резкой материальной пропасти между богатым меньшинством и бедным большинством. В начале XX века такая беспечность обошлась нам слишком дорогой ценной, чтобы ее платить еще раз.
Надо отдать должное российской власти, которая в последние годы прилагает серьезные усилия по повышению уровня жизни народа. Как всем хорошо известно, были разработаны и активно реализуются национальные проекты в области здравоохранения, образования, доступного жилья и сельского хозяйства. Безусловно, плачевное социально-экономическое состояние граждан можно и должно корректировать с помощью рычагов социальной и экономической политики. Однако как сделать так, чтобы предпринимаемые изменения позитивно воспринимались обществом и оказывали на него благотворное воздействие? В своей истории Россия не один раз решала вопрос о том, как проводить модернизацию. Нередко самый простой способ видели в заимствовании опыта западных стран, которые добились на этом пути некоторых успехов. Естественно, в этом случае модернизация оборачивалась вестернизацией. В прошлом на таком видении модернизации основывались реформы Петра Великого, революционные преобразования XX века, включая трансформации 1990-х годов.
Но все реформы, предполагавшие перенесение западных образцов, оказывались половинчатыми. Каждый раз это происходило из-за того, что предложенные преобразования не принимались народом, а отвергались, как чуждые ему. Поэтому власть нередко использовала принудительный аппарат, а порой запускала и репрессивный механизм против собственного народа. Однако только тогда положение реформаторов обретало устойчивость, когда происходило приспособление реформ к российской специфике. Подобная закономерность прослеживается в судьбе тех же Петровских преобразований, а также, с некоторыми оговорками, и в развитии советского строя, который просуществовал более 70 лет только потому, что на русской почве марксизм переродился и включил в себя ценности русской культуры.
Для того, чтобы какие-либо новые реформы в России имели успех, надо раз и навсегда понять, чем объясняются трудности, а нередко и неудачи прежних попыток реформ. Дело в том, что реформаторы не учитывали специфики ценностей, которых придерживается народ. Тысячелетняя история России сформировала мощный духовно-культурный код нашего народа, который направляет образ жизни отдельного человека и всего общества. Закваской этого кода является религиозная традиция. Для большинства народа России — это Православие, а для части граждан — это другие традиционные религии. Этот код невозможно разрушить, ибо он представляет собой совокупность истин, которые сформировались под воздействием религиозной традиции и прошли проверку на опыте народной жизни. В мирное время эти ценности помогали строить общественную жизнь, а в моменты военных испытаний — преодолевать трудности и опасности. Поэтому когда игнорируются эти ценности и, тем более, когда пытаются заменить их на другие, то происходит скрытое или открытое отчуждение народа от политики, которая проводит подобный курс. Следовательно, реформы в нашей стране не должны посягать на культурный код России. Что это значит? Это значит, что при проведении модернизации страны, надо искать ценностные основания в собственной духовно-культурной традиции.
Итак, модернизация предполагает мощное материальное развитие. Есть громкие голоса, которые говорят, что традиционная культура России не способна стимулировать усилия людей в этом направлении. Некоторые думают, что само по себе богатство и процесс его создания отвергаются Православием, как грех и недостойное занятие. Поэтому, якобы с православной точки зрения, не нужно никакого экономического развития. При этом делаются ссылки на аскетическую традицию Православия и его сосредоточенность на духовном мире.
Действительно, в культурном коде России есть мощная традиция утверждения приоритета духовных ценностей над материальными. Она характерна для всех традиционных религий России. В национальной культуре можно часто встретить прославление тех, кто ради духовной жизни или любви к Отечеству жертвовал своими земными благами. Удивительно, но факт: эта аскетическая традиция уживается, идя рука об руку, с другой мощной традицией — бережного и благодарного отношения к богатству, которое дает возможность совершать добрые дела. Установление этих двух архетипов поведения восходят еще к началу XVI века, знаменитому спору между Иосифом Волоцким и Нилом Сорским. То, что в последствии Православная Церковь канонизировала их обоих говорит о том, что обе эти традиции соответствуют духу христианства.
Для обоих подходов общим является то, что они без презрения относятся к материальному миру, потому что он создан Богом, а значит, имеет ценность и может приносить пользу человеку. Здесь не нужно никаких доказательств, а достаточно открыть Библию на первых страницах, где написано, что после каждого акта творения материального мира Бог говорит: «Это хорошо». Более того, Бог вручает человеку мир и благословляет его возделывать этот мир. Поэтому человек, трудящийся и умножающий богатство, делает дело Божие. Таким образом, спор между преподобными Иосифом и Нилом касался вопроса о распоряжении богатством, а не о его ценности. Они и их сторонники дискутировали о том, что лучше: отказаться от имеющегося богатства или употреблять его для добрых дел? Как оказалось, реального конфликта в этом споре не было. Были лишь разные взгляды, сопоставление которых привело русское сознание к твердому убеждению в истинности и спасительности того и другого воззрения. Синтез этих двух подходов в отечественной богословской мысли и практике открыл широкие горизонты для созидания национального богатства и использования его во благо людей.
Правильное распоряжение богатством всегда считалось на Руси искусством и даром Божием. В точном переводе с греческого языка слово «экономика» означает «домостроительство». Между прочим, именно так в православной традиции называются действия Бога в отношении тварного мира и спасения человека (экономия спасения). Таким образом, человек в заботах по обустройству своего дома и страны уподобляется Богу, заботящемуся о мире и человеке. В христианстве нет осуждения богатства, но есть осуждение привязанности к богатству. Христианство заботится о том, чтобы человек научился разумно распоряжаться материальными ресурсами, а не «чахнуть» над ним, как известный персонаж русских сказок. Они даются для созидания, а не для накопления ради накопления. В нашей отечественной традиции есть хорошие примеры размышлений на тему мудрого ведения хозяйства. Одним из памятников такой традиции является сборник «Домострой». Конечно, эта книга отражает особенности своей эпохи, и многое изменилось с тех пор, однако она остается ярким примером раздумий наших предков над вопросами правильной и эффективной организации домашнего хозяйства, главной ячейки национальной экономики. Подчеркну, что это было в эпоху, когда религиозное сознание являлось главнейшим параметром общественной жизни.
Что же значит правильное распоряжение богатством? Кто устанавливает правила? За время своей истории наш народ уже определил ее главные критерии. Они основываются на глубоком понимании человеческой природы, созданной Богом. Человек — это не только материальное, но и духовное существо. В отличие от материальной сферы, духовные потребности человека безграничны. Если человек забывает о своем духовном свойстве и целиком погружается в материальный мир, то он экстраполирует на него свою духовную жажду и становится безудержным потребителем. Для такого человека и целого мира будет мало. В результате происходит перегрев социальной и экономической системы, которая уже не может угнаться за развитием материальных потребностей человека. Государство, которое стремится бороться с бедностью, постоянно попадает в ловушку невозможности решить эту проблему. Так, для одного поколения достатком является то, что для другого — черта бедности. Каждое поколение формирует свои представления о благополучии. По известной русской поговорке: «Кому-то есть нечего, а кому-то — жемчуг слишком мелкий». Поэтому любое правительство, обеспечив сегодня один уровень благополучия, завтра уже стоит перед необходимостью брать другую планку. Получается, что требования материального достатка растут быстрее, чем возможности экономической и социальной системы. В результате государство всегда рискует проиграть. Может быть, кто-то в ответ на эти рассуждения скажет: а что же в этом плохого? Каждое последующее поколение должно, мол, жить лучше. Не спорю, материальный прогресс, как результат человеческих усилий, может и должен приносить все большую отдачу. Но возникает серьезный вопрос об уровне потребления материальных благ, особенно перед лицом глобальных диспропорций между богатыми и бедными, и все более истощающихся ресурсов планеты, которые просто не могут обеспечить бесконечное расширение материального потребления. Если все население земного шара будет жить так, как живут сегодня богатые люди, то земные ресурсы закончатся уже через 100 лет.
Другим негативным последствием исключительной материальной ориентированности человеческих потребностей становится пустое и нерациональное использование богатства. Народная мудрость называет такое явление мотовством. Заслуживает сожаления ситуация, когда человек, заработавший деньги или наследовавший их от родителей, тратит их на свои прихоти и пороки. А сегодня потребности и удовольствия, основанные на грехе и темных стремлениях человека, создаются в больших количествах. На это работает целая индустрия. Стыдно перед всем миром, когда богатые люди России на виду у всех тратят огромные деньги на сомнительные развлечения, в то время, как на их Родине люди получают мизерные зарплаты. Вспоминаю, как в 1990-е годы, когда только зашла речь о восстановлении Храма Христа Спасителя, на Русскую Церковь обрушались потоки критики: «Как вы смеете тратить огромные деньги на строительство храма, когда народ голодает?»
В ответ на этот вопрос следует сказать, что если в стране не будет храмов, школ, библиотек, современных учебных заведений, музеев, то люди будут выкидывать деньги на свои прихоти, а не на реальные нужды страны. И поверьте, эти суммы будут во много раз превышать все затраты на развитие духовности и культуры.
Поэтому при формировании стратегии модернизации важно задать правильные ориентиры для трат приобретаемого богатства. В культурном коде России не существует колебания в ответе на вопрос: надо или не надо трудиться? Русская традиция однозначно отвечает: «Надо». Но русскому человеку постоянно приходится отвечать на вопрос: «Ради чего трудиться?» Конечно, прежде всего, необходимо обеспечить себя и семью всем необходимым. Но если это сделано и даже сверх нормы, то что делать дальше с богатством? Для думающего человека это настоящий экзистенциальный вопрос. Он может отказаться от всего, понять, что счастье не в богатстве и уйти в монастырь. Но там он тоже будет трудиться, в том числе и физически. А может найти смысл в создании материальных богатств для того, чтобы направлять средства на строительство храмов, благоустройство общественной жизни, развитие науки, культуры, открытие школ и приютов. Важно, чтобы наш человек видел высший смысл своих трудов. В этом случае у него появляется практически неисчерпаемый запас энергии и предприимчивости. И хочу свидетельствовать, что в нашей стране есть такие люди, в том числе и среди богатых, которые делают все возможное, чтобы разделить свои ресурсы с другими и поддержать Церковь, систему образования, культуру, науку, спорт, социальную сферу и просто нуждающихся.
Все, о чем я сейчас говорил, касается ценностей. Однако одни мировоззренческие идеи могут помогать созиданию благополучного общества, а другие идеи могут его разрушать и тормозить. Поэтому государство и общество должны быть заинтересованы в поддержании ценностей, способствующих общественному развитию. Но ценности социально-экономической деятельности не могут утвердиться в умах людей сами по себе, если общество и государство не будут тратить усилия на воспитание и поддержание подобных стандартов. Это значит, что нужно не боясь тратить национальные средства на поддержание духовной сферы страны. Но не просто содержать и открывать храмы, школы, университеты, музеи, театры, выставки, концертные залы и культурные центры, а повышать престиж культурной жизни и пропагандировать духовное развитие человека.
Вот почему так настойчивы требования, поддержанные большинством нашего народа, открыть возможность преподавания Основ православной культуры и культуры других традиционных религий в школе по выбору учащихся.
Другим немало важным направлением по развитию качества жизни должно быть бережное отношение к окружающей среде. Обществу, как никогда, нужны зеленые города, чистые продукты питания, свежий воздух. Это невозможно без развития ресурсосберегающих технологий, поднятия престижа сельского хозяйства. Нужно вкладывать деньги во всевозможные экологически чистые технологии и внедрение их в повседневную жизнь. Но не меньше усилий требуется сегодня для того, чтобы, сохраняя естественную среду обитания, совершенствовать рукотворную среду нашей жизни — инфраструктуру наших городов и населенных пунктов. Ведь большую часть времени современный человек проводит в дороге и общественных помещениях. Кроме того, многие сети жизнеобеспечения приходят в упадок и не выдерживают новых нагрузок. Их также требуется модернизировать.
Одновременно успешное социально-экономическое развитие России не возможно без политики, направленной на увеличение населения. Необходимо освоение необжитых территорий. Хватит смотреть на Сибирь только как на кладовую нашей Родины. Кладовка — это темная и неуютная часть дома. Сибирь и Дальний Восток должны становиться обжитым и одним из обустроенных пространств в нашем многонациональном доме.
Для достижения поставленных целей России необходимо проводить соответствующую внешнюю политику и соответствующий курс в международных экономических отношениях. Целью этого курса должно быть обеспечение реального суверенитета нашей страны, защита ее законных интересов, построение справедливых и эффективных торгово-экономических и политических отношений с партнерами. Последние конфликты в области энергоресурсов показывают, что другие страны оказывают давление на Россию с тем, чтобы она учитывала чужие интересы и забывала о своих. В отстаивании своих интересов Россия должна проявлять твердость и настойчивость. А если России кто-то задает вопросы о ценообразовании на ее рынке, в том числе о ценообразовании на энергоносители, то и ей тоже следует не стеснятся задавать такие вопросы другим. Так велит поступать элементарный принцип справедливости: либо свободные рыночные механизмы формирования цен для всех, либо за всеми странами признаются права на целенаправленное воздействие государства в этой сфере.
Радует, что в последнее время в нашем обществе появились многие серьезные попытки осмыслить самобытность России через призму ее духовно-исторической традиции. К их числу можно отнести идеи суверенной демократии, реального суверенитета, русского проекта, переосмысление понятия империи. Однако как инициативы Собора, так и другие шаги по осмыслению специфики России, нередко наталкиваются на резкую критику и неприятие некоторых сил. Оппоненты такого подхода, как в России, так и за рубежом, упрекают его в том, что опять в России хотят изобрести велосипед, отгородиться от всего мира и обречь народ на новую автаркию. С таким мнением особенно явно пришлось столкнуться после прошлого Собора, предложившего свое видение прав человека. Однако наши переговоры и контакты с представителями других религиозных традиций и секулярного подхода свидетельствует о том, что многие зарубежные общественные и политические силы готовы говорить о самобытности России и желают ее понять.
Более того, некоторые находят, что через свой духовный и исторический опыт мы формулируем идеи, которые являются приемлемыми для людей других традиций. Это убедительно показали собеседования, состоявшиеся в мае прошлого года с Католической Церковью в Вене, результаты Всемирного саммита религиозных лидеров, прошедшего в июле в Москве, а также две конференции, в Нижнем Новгороде и Страсбурге, по линии Совета Европы. Для того, чтобы слова не расходились с делом, при Всемирном русском народном соборе был создан правозащитный центр. Поэтому нам сегодня есть, что ответить нашим оппонентам. Осознание и реализация своей национальной специфики может вести к углублению связей с внешним миром, а не к ненависти и закрытости. Наоборот, мы должны приветствовать и консолидировать людей разных взглядов, размышляющих о специфике России. Важно, чтобы эта дискуссия продолжалась.
В заключение хотел бы подвести итог вышесказанному. Действительно, модернизация страны имеет внешние атрибуты, одинаковые для всех народов: это хорошие дороги, аэропорты, средства транспорта, благосостояние граждан, высокий уровень науки и образования. Однако духовные и идейные источники этих изменений могут быть у каждой страны свои. Модернизация России станет возможной только в том случае, если мы будем искать вдохновения в собственной традиции, соединяя современность с историческим опытом нашего народа. Это потребует напряжения интеллектуальных сил, материальных ресурсов, а также умения защищать свою позицию перед всем миром. Не должна такая великая страна, как Россия, стыдиться своего национального лица.
На мой взгляд, Россия сегодня должна избрать модель развития, основанную на синтезе научно-технического прогресса и модернизации, не наносящих ущерба Божьему творению, любви и верности нашего народа своей духовно-кульурной традиции. В центре этой традиции, как главаня опора, — духовность, культура и язык русского народа в творческом взаимодействии с духовно-культурными традициями других народов России. Не станет ли этот синтез контуром той национальной идеи, которую уже на протяжении многих лет мы стремимся сформулировать для себя? Убежден, что в недрах Всемирного Русского Народного Собора, являющегося уникальным местом для широкой и свободной общенациоанльной дискуссии, будет рождаться национальная идея, выражающая систему ценностей, объединяющих весь народ. Именно на этой идее должно основываться стратегическое видение будущего России.
http://www.vrns.ru/syezd/detail.php?nid=63&binn_rubrik_pl_news=174&binn_rubrik_pl_news=174

Александр Мурычев, заместитель руководителя Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) заявил на Соборе , что «полная зависимость экономики от сырьевой составляющей», помимо безрадостной экономической перспективы, имеет и негативную социальную сторону: ведет к «рентоориентированному поведению людей», искажает мотивацию к труду, снижает стремление к инновациям. Коснувшись темы Стабфонда, он отметил, что в нашей стране еще даже не созданы «механизмы использования Стабфонда», и выразил опасения, что выделенные из него средства могут быть разворованы.
По поводу использования Стабфонда замминистра экономического развития и торговли Андрей Шаронов сообщил собравшимся буквально следующее: "народ у нас плохой". "Трудовые ресурсы неказисты" и "мало образованы". "Трудовая этика на нуле"…
Академик РАН Дмитрий Львов ответил, что именно власть является тормозом в экономическом развитии государства, а рост ВВП не решит проблем искоренения бедности – «она у нас самовоспроизводится.
Оплата труда по норме ООН - 3 доллара в час, а у нас - 1 доллар 80 центов. Такой эксплуатации нет ни в одной стране!»
По мнению депутата Госдумы, председателя комитета ТПП РФ по содействию внешнеэкономической деятельности Сергея Глазьева, виной всему – денежная политика государства и налогообложение. В нашей стране монополизация рынка и криминал в коммерческой сфере являются основными причинами инфляции, которая неизбежно ведет к обнищанию многочисленных слоев населения, как правило, слабо защищенных социально.
На примере рынка продовольственных товаров мы видим реальное завышение цен в 5-10 раз, сказал он.

Вот что заявил на Соборе Президент ТПП РФ Евгений Примаков (его выступление мы публикуем на нашем сайте полностью):
"Уважаемые члены нашего заседания, присутствующие здесь коллеги, друзья! Для всех нас, мне кажется, или для большинства из нас, во всяком случае, определенно нет никакого вопроса – богаты мы, это хорошо или плохо, конечно, хорошо. Конечно, хорошо!
Но дело-то в том, что Россия - богатейшая страна, кладовая природных ресурсов, самая большая и страна мира, мост между Европой и Азией, страна, обладающая величайшим интеллектуальным потенциалом! И в то же самое время эта же страна имеет 20% населения, находящегося под чертой бедности. Вот в чем вопрос. Почему это произошло?
Такая ситуация произошла потому, что в 90-е годы до экономического руля дорвались те люди, которые имели мало опыта и в хозяйственной практике, и вообще не имели его, и жизненного опыта не имели никакого. И они осуществили целый ряд реформ, провели приватизацию в интересах только того, чтобы разрушить все, что было раньше. Разрушить все, что было раньше. И, не скрывая этого, многие из них пишут в своих мемуарах. А дальше на разломках советской экономики и возник этот новый мир, который мы сегодня видим.
Положение усугубляется тем, что не только около 20% населения находится за чертой бедности, но и Россия в сказочные сроки народила огромное число миллиардеров и миллионеров. При некотором сокращении числа людей, живущих за чертой бедности, сохраняется и даже увеличивается разрыв между 10% населения, имеющего самые большие доходы, и 10%, которые получают самые низкие доходы.
Это так называемый бессильный коэффициент. Экономисты знают, что это такое. И у нас, по данным Росстата, растет объем денежных доходов у этих наиболее обеспеченных граждан при неизменности объема дохода у менее обеспеченных. Значит, основную выгоду от экономического реформирования получают именно богатые.
Вот единственный вывод. Больше его нет. Это тревожная тенденция. Она далеко не способствует социальной стабилизации России.
Вместе с тем следует обратить внимание на другую, я бы даже сказал, отягощающую сторону проблемы. Известно, что в развитых странах бедность, по сути, локализуется среди безработных, мигрантов, многодетных семей, а у нас в России - 35% лиц, находящихся ниже или рядом с чертой прожиточного минимума, составляют семьи работающих с одним или двумя детьми.
Вот об этом мы мало задумываемся. Основная масса бедных в России - это работающие по найму или пенсионеры. Это не какие-то маргиналы. Это не какие-то подзаборные, списанные обществом, а это люди работающие. Достаточно сказать, что в сельском хозяйстве зарплату ниже прожиточного минимума получают более двух третей работников, а в сфере культуры и искусства более половины.
Попали мы в такую ситуацию в результате того реформирования, которое произведено было в 90-е годы. В последние годы сделано не мало для того, чтобы развернуть экономику лицом к людям. Об этом, наверное, стоит сказать и нужно сказать, потому что сейчас как раз мы переживаем тот момент, когда в результате названных президентом четырех Национальных Программ, и т.д. мы пытаемся придать социальный характер нашей экономике. И это впервые. Впервые с момента реформирования. Но это не легкое дело. Не легкое и потому, что наследники тех, кто правил страной в ранние 90-е годы, еще занимают достаточно сильные позиции в правительстве.
Давайте называть вещи своими именами!
Между тем, при такой резко очерченной поляризации богатства и бедности населения России лишь государство способно цивилизованными методами, я хочу подчеркнуть, потому что если это будет какой-то всплеск недовольства общества, это может быть осуществлено не цивилизованными методами, а государство может цивилизованным методами осадить тенденцию, которая может привести страну к социальному потрясению.
На поверхности лежит один из таких методов - переход к прогрессивному налогообложению. Плоский подоходный налог ныне только в единственной стране мира, в России. Нет других таких стран. Говорят, что, введя плоский подоходный налог, увеличили доход бюджета. Но кто докажет, что прогрессивная шкала, например, от 12 до 20% неприемлема для тех, кто получает высокие доходы, и они предпочтут свои доходы в таком случае прятать. Кто вообще у нас считает? Кто у нас считает, и кто считает коммулятивный эффект, который часто может превосходить какие-то, казалось бы, негативные методы, которые внедряются в жизнь общества. Хотят, чтобы Минфину просто верили на слово. Без подсчета, без проведения экспериментов, без того, чтобы приглашать людей и спрашивать их, и т.д. На слово!
Но дело даже не только в отказе от прогрессивного налогообложения. Минфин нашел альтернативу в том, что следует облагать налогом недвижимость по рыночной стоимости. Вот задумайтесь над этим. Не понимают ли авторы такой меры, что она, не затрагивая наиболее богатую часть населения, будет ударом по образующемуся с таким трудом среднему классу?
Причем, и по нижним слоям этого среднего класса.
Посудите сами. В России большое число квартир приватизированных. Большое число квартир. Их реальная цена, рыночная цена взлетела в разы. У многих россиян появились дачи. Не только дворцы, но и небольшие домики. Их строили тогда, когда это было относительно дешево. Рыночная цена на них непомерно высока. Так что же - заставлять платить налоги за дачи, квартиры по рыночной цене тех, кто с таким трудом выбился в средний класс, или пенсионеров, если даже и предусматривать какие-то определенные льготы для них?! Ведь совершенно ясно, что если перейти к такой системе налогообложения, то все равно все, кто имеет недвижимость, будут платить больше за нее налога, чем они платят сейчас. Но это ударит не по самым богатым. Не по самым богатым. Не по 10%, которые наверху.
Это ударит по среднему классу, а без него России не быть.
Или давайте закроем глаза на то, что 10% населения, имеющих самые большие доходы, владеют недвижимостью главным образом за рубежом. И платят налоги там, а не в России. Рыночная цена, как представляется, должна фигурировать лишь в одном случае, когда по ней продается недвижимость. Вот тогда можно брать и 20, и 25%, как хотите. Но тогда, когда продается по этой рыночной цене. А не тогда, когда по этой рыночной цене владеют недвижимостью.
Создается впечатление, что ряд чиновников просто лоббируют интересы тех крупных бизнесменов, которые всячески ограждают свои доходы от перераспределения.
Чтобы сократить разрыв между богатыми и бедными в России, нужно не выравнивать всех перед рынком, как некоторые думают, а создавать для бедной части населения, к которой, как говорилось, относится большинство пенсионеров и сельхозработников, надежную социальную защиту и в виде государственной поддержки крестьян, и в виде, не побоюсь быть не модным, различных льгот и привилегий для них.
Вместе с тем, государство должно тесно взаимодействовать с предпринимательством, направляя и поддерживая его усилия по решению болезненных для нашего общества задач.
Нельзя ни в коей мере игнорировать возможности наиболее обеспеченной и к тому же наиболее динамичной части российского общества.
Возьмем, например, тяжелейшую проблему детей сирот, воспитывающихся в детских домах. Разве не позор, что в некоторых из них на еду ребенка выделяется 8 рублей в сутки! 8 рублей в сутки!
Торгово-промышленная палата России образовала фонд помощи беспризорным детям. Этот фонд не занимается коммерцией и живет только на пожертвования, но они мизерные, их явно не хватает на оснащение детских домов всем необходимым. Минсоцздрав нашел общее решение в ликвидации детских домов и передаче их обитателей в семьи. Это, конечно, хорошо по идее, но осуществимо ли в полной мере?
И не получится ли так, как уже не раз бывало, когда новаторская активность Зурабова заводит дело в никуда?
Уже есть сигналы, что закрывается ряд детских домов путем их укрупнения, а высвобождаемые строения идут на продажу. В условиях, когда многие семьи берут детей на год с испытательным сроком, не приведет ли это к очередной трагедии?
Вот где могло бы проявить себя российское предпринимательство, взяв на себя опеку и над детскими домами, и над семьями, берущими детей на воспитание. Конечно, здесь должна проявиться и роль государства, и в том, чтобы наконец прислушаться к призыву вычитать из налогообложения те суммы, которые идут на благотворительные цели. Естественно, в России, а не за рубежом.
Мне думается, что обсуждение на Соборе столь важных вопросов, которые стоят на повестке дня, весьма актуально. Отвечая на призыв владыки Кирилла высказаться по поводу того, что делать со Стабфондом… Вопрос стоит гораздо шире.
Вопрос стоит таким образом, что делать сейчас с теми сверхдоходами, которые получает Россия от своих природных богатств, от высоких цен на эти природные богатства, которые мы экспортируем. То ли это класть в Стабфонд и замораживать под тем предлогом, что таким образом проходит стагнация денежной массы и не будет у нас никакой инфляции. Кстати говоря, инфляция есть и в условиях закупорки Стабфонда. Это только так могут думать, я уж не хочу здесь пускаться в чисто экономические рассуждения, но так могут думать только те, кто не понимает многофакторные причины, многофакторный характер инфляции.
Вот сказал Владимир Владимирович Путин, и я вздохнул, когда услышал эти слова, что нужно тратить средства, которые мы получаем за наши национальные богатства, на развитие нашей экономики, на улучшение положения жизни людей.
Кто докажет из Министерства финансов, из правительства, что если мы из Стабфонда возьмем, допустим, сейчас 500 миллиардов рублей и направим на строительство дорог не магистральных, мы только на магистральные по бюджету даем сейчас средства, а у нас 50 тысяч населенных пунктов не связаны с магистральными дорогами, дорогами с твердым покрытием. Что это значит?
Это значит, что мы можем закупать сколько угодно «скорой помощи», сколько угодно закупать автобусов для перевозки детей, а на самом деле все эти автобусы, «скорые помощи» в течение полугода не смогут добраться до этих мест! Их надо будет тащить еще тракторами…
Почему сейчас не можем мы ударно пойти на такое применение? Некоторые говорят - "разворуют". Да что мы за государство, и что мы за общество, если мы просто не можем тратить деньги на то, что нам нужно, только исходя из того, что все равно, "это все разворуется"?
Как так можно, что за причина?
Неужели у нас нет силы для того, чтобы победить вот эту коррупцию, победить действительно воровство, которое процветает?
Если говорить о Стабфонде, Вы, владыка, говорите, что какую-то сумму надо держать для того, чтобы амортизировать какие-то потери, если будет падение цен на нефть. Насколько хватит? Если будет падение цен на нефть, то это мизер. Это только прикрываются этими вещами!
В то же время я хочу сказать: в прошлом году Министр финансов опубликовал статью в «Вопросах экономики» во втором номере. Он там рассказывает о том, куда можно "не тратить средства" и почему "не тратить средства из Стабфонда". Он приводит таблицу и говорит о зарубежном опыте. Из этой таблицы совершенно ясно, что все тратят эти средства. Очень поучителен пример Аляски, где так же, как и у нас, очень тяжелая демографическая ситуация, и как у нас – это беднейшая часть Соединенных Штатов, как у нас Дальний Восток и Сибирь. И там Стабфонд делится на две части, и тратят они все равно обе части для того, чтобы выросла экономика! Почему мы выдумываем что-то другое? Я не понимаю!
Я думаю, что обсуждение многих вопросов здесь, на Соборе, это очень важная актуальная тема. Спасибо за внимание!"

Собор предложил конкретные шаги для преодоления разрыва между богатыми и бедными в России.
Среди них
- введение налога на сверхдоходы и предметы роскоши,
- недопустимости налога на жилище, привязанного к его рыночной стоимости, поскольку абсолютное большинство людей получили свои квартиры или построили свои домики еще в те времена, когда не было нынешних сверхвысоких цен на недвижимость. Такой налог явится препятствием для становления среднего класса и нанесет непоправимый ущерб неимущим слоям населения.

Итогом обсуждений на Соборе стал документ Соборное слово, который участники Собора направили президенту В.В. Путину и Правительству РФ.
По материалам, опубликованным в газете
"ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ВЕДОМОСТИ" ,
март 2007, номер 6.

Соборное слово XI Всемирного Русского Народного Собора
XI Всемирный Русский Народный Собор, рассмотревший тему «Богатство и бедность: исторические вызовы России», обращается к согражданам и соотечественникам.
Господь дал нашей стране многие богатства. Это земля и ее недра, это прекрасная природа, это само положение России в мире, делающее ее ключевой державой. Но главное наше богатство — это люди. Они сформировали и сохранили наше духовное наследие, нашу культуру, нашу экономическую мощь. Создав великую страну, предки завещали ее не только нам, но и потомкам. И наш долг — сохранить и возродить Россию, сделать сильным и процветающим ее народ.
Сейчас слова «богатство» и «бедность» все чаще обозначают глубокое разделение среди сынов и дочерей России, которое порождает кричащие нравственные проблемы, создает угрозу миру и стабильности в обществе. Сегодня Россия достойно выглядит на международной арене, однако внутри страны большинство населения живет бедно, в то время как богатство «избранных» постоянно увеличивается. По данным Министерства экономического развития и торговли, только в 2006 году разница в доходах между высокодоходными и низкодоходными категориями граждан составила более 15 раз. С учетом теневых доходов — она много больше. Такой чудовищной разницы нет ни в одной другой цивилизованной стране. Существует также социальная пропасть между большими и малыми городами, различными регионами, городом и селом.
Порочный курс на личное обогащение в ущерб интересам государства и народа чужд исторически сложившемуся российскому общественному укладу. Не имеет перспективы и ставка на замену олигархической модели бюрократической системой управления. Обе они не в состоянии решить проблемы коррупции, включая расхищение государственных средств, инфляции, сокращения населения, кризиса социального обеспечения, науки, образования.
Проблему бедности следует решать конкретными политико-экономическими средствами с учетом краеугольных ценностей, присущих нашей национальной традиции. Наш народ, сохранивший от предков высокую нравственную чуткость, продолжает считать законными и справедливыми трудовые доходы, а не «легкие» и уж тем более не криминальные деньги. Россия никогда не поклонялась золотому тельцу, помня, что «не в силе Бог, а в правде».
На Соборе были поставлены вопросы, которые волнуют большинство нашего народа. Мы обращаем их к Президенту страны, политику которого разделяем и поддерживаем, к Правительству России и ко всем тем людям, которые принимают ключевые экономические и социальные решения.
Необходим более прямой, ответственный диалог между Правительством, Федеральным Собранием и гражданским обществом России. Без такого диалога не может быть решений, понятных народу и принятых им.
Сокращение разрыва между богатыми и бедными должно стать приоритетом государственной экономической политики. Считаем необходимым поставить вопрос о введении прогрессивной шкалы налогов на сверхдоходы и предметы роскоши с тем, чтобы вырученные средства полностью направлялись на сокращение имущественных диспропорций. Опыт большинства экономически успешных стран свидетельствует, что именно такая практика снимает социальную напряженность, преодолевает пропасть между бедностью и богатством. Одновременно мы не приемлем намерений резко увеличить налог на жилье в соответствии с определяемой рыночной стоимостью недвижимости. Сегодня он ударит не по богатым, а по бедным, не даст оформиться среднему классу. Многие люди получили свое жилье еще при прежней социально-экономической системе, а сегодня могут оказаться перед необходимостью платить налог по рыночной цене и в результате лишиться крыши над головой или средств на самые необходимые расходы. Высокий налог на жилье, по нашему мнению, возможен лишь в случае недавнего приобретения недвижимости, превышающей бытовые потребности среднего россиянина.
Доходы от продажи богатств, которыми наделил нас Творец, должны вкладываться в страну и в людей. Именно тогда они принесут самую надежную и самую эффективную отдачу. Да, нам нужно иметь прочный финансовый запас, предохраняющий страну от перипетий мирового рынка и глобальных политических процессов. Но у нас нет будущего, если нефтяные и газовые деньги не будут использованы именно сегодня для того, чтобы совершить социально-экономический прорыв.
К сожалению, правительство пока не дает понятного ответа на вопрос, почему сегодня средства стабилизационного фонда находятся за рубежом, что ставит Россию в зависимость от уровня политических отношений со странами, где эти средства размещены. В итоге возникает угроза экономического шантажа и потери суверенитета страны.
Нужны действенные механизмы использования стабфонда для развития высокотехнологичной промышленности, обновления инфраструктуры, поддержки науки и образования, а также для помощи наиболее незащищенным слоям населения — детям-сиротам, пенсионерам, инвалидам, переселенцам. Необходимо обновить и основные фонды российских предприятий. Без этого и дальше будет страдать производительность труда, а значит, останутся недопустимо низкими зарплаты и пенсии. Более того, в России нужно радикально пересмотреть их долю в распределении прибыли. Пока собственники получают сверхдоходы, а работники — унизительно малую зарплату, социальные проблемы страны не будут разрешены.
Для того, чтобы распределение средств стабфонда не привело к росту инфляции и нецелевому их использованию, нужно усилить правовой и общественный контроль за тратой народных денег. Особенно важно победить коррупцию, которая, став удавкой на шее российской экономики, особенно малого и среднего бизнеса, чудовищным образом подрывает престиж страны и осложняет инвестиционный климат.
В переговорах с международными экономическими центрами России необходимо четко отстаивать свои интересы. Мы категорически не соглашаемся с так называемой Энергетической хартией и с несправедливым по отношению к нашей стране проектом нового соглашения с ЕС, которые ослабляют позицию России на фоне институциональной государственной поддержки странами Запада своих компаний.
Бизнес в России должен вернуть себе авторитет через заботу о простых людях — не только тружениках, но и тех, кто не в состоянии себя обеспечить. Большинству предпринимателей необходимо критически переосмыслить свой образ жизни и свое отношение к народу. Мы призываем их помнить о Божием суде, помнить, что нельзя кичиться своим благополучием рядом с трагедиями миллионов ближних. Напоминаем, что уже во втором-третьем поколениях «новых богатых» деньги перестают приносить пользу и ведут к деградации рода, если родители не оставляют в наследство детям, кроме материальных благ, еще и личный нравственный пример. При этом мы с удовлетворением отмечаем, что все больше и больше богатых людей России сознают сегодня долг перед страной, обществом и Церковью, поддерживая своими деньгами неимущих и финансируя важные благотворительные проекты.
Наше будущее станет безотрадным, если мы не преодолеем демографический кризис. А для этого нужно утвердить в обществе почитание родительства и детства. Приветствуя решения государственной власти, направленные на финансовую поддержку российских матерей, мы одновременно считаем, что только материальных стимулов сегодня недостаточно. Школа, СМИ, социальная реклама должны ясно сказать молодому поколению о том счастье, которое приносит человеку жизнь в полной, здоровой, многодетной семье. Одновременно нам нужно показать обманчивость преходящих удовольствий и пустых развлечений, ради которых многие молодые люди готовы отказаться от создания семьи и рождения детей. Служение разукрашенным фантомам «общества потребления» никогда не сделает человека счастливым, и он должен ясно понимать это. Мы поддерживаем решение убрать из городов вызывающие средоточия греха — казино и другие игровые заведения.
Чтобы наш народ не исчез из истории, образовательные учреждения, начиная с дошкольного возраста, призваны не только предоставлять некую сумму «полезных» знаний, но воспитывать людей с чистой душой и незамутненной совестью. Наши школьники должны ясно сознавать свою причастность к величию России, к ее многонациональной культуре, сформированной под влиянием Православия и других традиционных религий. Убеждены, что преподавание основанных на них культурологических дисциплин как предметов по выбору совершенно необходимо для нравственного обновления сил народа.
Собор проходит в год, объявленный Президентом В. В. Путиным Годом русского языка. Наш язык и отечественная литература — важнейшие составляющие отечественной культуры, духовная среда обитания нации — служат не только основой ее бытия, но и средством единения и взаимообщения всех народов России, а также наших соотечественников, где бы они ни проживали. Сегодня языку и литературе необходимо вернуть в школе и обществе положение и место, соответствующее их значению. Полагаем, что в круг приоритетных национальных проектов должны войти вопросы отечественной культуры, без которой невозможна осмысленная жизнь России и ее народа. Выражаем озабоченность положением русского языка на Украине, где его пространство сокращается вопреки воле граждан.
Мы убеждены, что государство и общество должны создать максимально благоприятные условия для деятельности Русской Православной Церкви на всей ее канонической территории, а также других традиционных религиозных общин. Им необходимо предоставить гарантированный, подкрепленный соответствующими ресурсами доступ в систему образования, в социальную сферу, в Вооруженные Силы, в средства массовой информации. Без этого немыслимо исправление исторических путей России после трагического ХХ века, немыслимо и подлинное воспитание новых поколений россиян в духе мира, нравственности, любви к Отечеству.
Предлагаем рассмотреть поставленные нами вопросы на заседаниях Государственного совета.
Наша страна, вступившая в XXI век, несомненно, нуждается во всесторонней модернизации. Наука, технологии, промышленность, инфраструктура — все это должно быть поднято на уровень не менее, а в идеале более высокий, чем у экономически развитых стран. Одновременно такое развитие необходимо крепко связать с верностью нашей национальной традиции, русскому народному духу. Именно это поможет нам снять противоречия между развитием экономики и ее нравственным измерением, которое привнесет в общество справедливость и сохранит окружающий нас Божий мир для современников и потомков. Нам нужно сберечь наш язык, нашу культуру, нашу веру. При центральной для России, для ее менталитета и общественного уклада роли Православия, в нашей стране необходимо укреплять сотрудничество между последователями различных традиционных религий, без весомого влияния которых немыслима ни наша история, ни наше будущее. Включить модернизацию страны в ценностный контекст духовно-культурной традиции народа означает обеспечить реальную поддержку реформам со стороны абсолютного большинства граждан России.
Историческая ответственность за судьбу Отечества побуждает нас, участников XI Всемирного Русского Народного Собора, призвать все ветви власти и все наше общество повернуться лицом к решению назревших социальных проблем. Судить об итогах политики народ будет по конкретным делам. Сделаем же все, чтобы искоренить бедность, ставшую народной трагедией, чтобы наша Родина стала духовно и материально богатой державой.
Москва, 7 марта 2007 г.
http://www.vrns.ru/syezd/detail.php?nid=61&binn_rubrik_pl_news=170&binn_rubrik_pl_news=173


Владыка Кирилл: «Грех — не богатство, а любовь к нему»

5—7 марта в Москве прошёл XI Всемирный Русский Народный Собор. Накануне митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл ответил на вопросы еженедельника «Аргументы и факты».
— Ваше Высокопреосвященство, мы привыкли, что Церковь заботится о душах человеческих. В этом году основная тема Собора — «Богатство и бедность в российском обществе». Чем вызвано обращение к мирским проблемам?
— Забота о духовном вовсе не исключает, как вы выразились, обращения к мирским проблемам. Ведь человек состоит не из одной души, и, пока он жив, душа и тело взаимосвязаны. Безусловно, жизнь души сказывается на состоянии тела, и наоборот. Сейчас идёт Великий пост, который как раз призван настроить всего человека на нужный лад: помочь ему пересмотреть свою жизнь, исправить ошибки, вернуть мир в отношения с другими…
Так вот, тема одиннадцатого Всемирного Русского Народного Собора выбрана неслучайно. Наше общество должно уже вплотную подойти к решению проблемы массовой бедности.
Думаю, всем нам важно сосредоточиться на поиске выхода из сложившейся ситуации. Не должен народ богатой страны жить в бедности. Но сначала надо разобраться: что есть богатство и что есть бедность? Здесь не всё так просто, как может показаться на первый взгляд.
— Бедность — это наказание за грехи?
— Вовсе необязательно бедность является следствием греховной жизни. Бывает наоборот: человек сам недоедает, но растит детей, во всём себе отказывая, или помогает родителям, родственникам, друзьям.
Почему люди терпят лишения? Мы живём в несовершенном мире, в котором много греха и неправды… Но верующие люди знают, что все беды и трудности надо переносить с твёрдым упованием на Отца Небесного. Он никогда не оставит человека, если только мы сами не уйдём от Него «на страну далече» (Лк. 15.13).
«Откуда богатство?»
— На Западе считается, что чем большего благополучия человек достигает в этой жизни, тем более он угоден Богу. В России всё наоборот: если богат — значит, вор, проходимец. Как же с таким отношением ВВП удвоить?
— Уверяю вас, что на Западе так, как вы описали, далеко не все думают. Неслучайно кальвинисты-реформаты — те, кто дал начало рыночной экономике, сейчас осуждают мировую экономическую систему, считая её несправедливой.
Быть богатым — не грех. Но Сам Господь предостерегает нас от любви к богатству и вещам, напоминая, что жизнь человека не зависит от изобилия его имения (Лк. 12. 15). В России всегда преобладали коллективные формы ведения хозяйства. Поэтому, когда какой-то член общины неожиданно выделялся по имущественному положению, у остальных возникал закономерный вопрос: откуда богатство? Не будем забывать и о том, что святые Вселенской Церкви считали вором того, кто не отдаёт часть имущества нуждающемуся.
Сегодня, как и в те времена, важен духовный настрой состоятельного человека: готов ли он делиться, то есть отделить от себя часть добытого нелёгким трудом и пожертвовать тому, кому это необходимо. Думаю, что человек, равнодушный к горю ближнего, не будет радеть и об удвоении ВВП.
— В Евангелии сказано, что легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому попасть в Царство Небесное. С точки зрения Церкви, богатые люди должны бросить всё, раздать заработанное и уйти в монастырь?
— Вообще категории бедности и богатства — относительные. Иногда человек, которого все окружающие считают богатым, ощущает себя бедным. И наоборот…
Евангельские же слова относятся к тем, кто надеется на богатство (Мк. 10. 24). Человек, уповающий прежде всего на деньги и вещи, неизбежно замыкается в узком мирке служения «золотому тельцу» и не может последовать за Христом.
Обладая лишь частью, он заслоняет от себя целое, теряет подлинную свободу духа.
Однако призыв Спасителя раздать имение (Лк. 12. 33) относится не к каждому. Ведь Слово Божие говорит нам о женщинах, которые служили Господу имением своим (Лк. 8. 3).
Чтобы угодить Богу, необязательно бросать бизнес. Если не будет людей, производящих материальные блага, то кто будет кормить голодных, восстанавливать монастыри и храмы, заниматься меценатством?
Коррупция и пустой холодильник
— Несколько лет назад Церковь разработала «Свод нравственных принципов и правил хозяйствования». Есть результаты? Многие ли бизнесмены ему следуют?
— Наверное, не все его рекомендации о том, как государству, бизнесу, простым работникам нужно вести себя в сфере хозяйствования, могут быть немедленно реализованы. Но они обозначают достижимый идеал, к которому надо стремиться.
Вселяет оптимизм, что свод поддержан многими компаниями, органами власти и предпринимателями. Я убеждён, что исполнение принципов и правил, вошедших в свод, принесёт пользу любому участнику экономических процессов.
— Коррумпированные чиновники утром берут взятки, а вечером бегут в церковь замаливать грехи. Как побороть коррупцию? Может, отлучением от Церкви?
— Господь всё видит. С каким настроением человек переступает порог храма? Если с искренним покаянием и стремлением больше не совершать грех — это одно. Если же кто-то надеется «отмолить» грехи, чтобы потом взяться за старое, то его надежда — пустая.
Впрочем, проблема коррупции тесно связана не только с состоянием общественной нравственности, но и с уровнем жизни. Представляете, человек регулярно «ворочает» на бумаге миллионами, принимает состоятельных людей, предлагающих незначительные для них «посулы», а дома его ждёт полупустой холодильник и куча неразрешённых бытовых проблем? Переступив через себя и взяв один раз, не все находят в себе силы остановиться. А ещё есть начальство, которое подчас требует «подношений»… Думаю, что такие проблемы требуют системного решения, одним из центров поиска которого и станет очередной Всемирный Русский Народный Собор.
Юлия ТУТИНА «Аргументы и факты» 7 марта 2007 г.
http://www.vrns.ru/syezd/detail.php?nid=384&binn_rubrik_pl_news=170&binn_rubrik_pl_news=366


Выступление заместителя Главы ВРНС В. Н. Ганичева на XI ВРНС

Я бы хотел свое выступление начать с одного исторического примера. В 1959 году я первый раз был за границей. Это был Всемирный фестиваль молодежи и студентов Вене. Были острые дискуссии. Был красивый город. Были дружелюбные люди. Наш переводчик-австриец попросил нас встретиться со своей мамой, которая очень хотела посмотреть на русских и побеседовать. Пригласил нас двоих в кафе. Мы пришли, пришла мама. Побеседовали. В конце беседы подошел официант и принес счет на четыре шиллинга. Переводчик положил шиллинг. Мы посмотрели, пришлось и нам положить по шиллингу, хотя наши финансы отнюдь не были рассчитаны на эту встречу. И потом положила шиллинг мама. Мы переглянулись, а переводчик сказал: «Я понимаю вас, но у нас каждый рассчитывается сам за себя». «И мама тоже?», — спросили мы. «И мама — тоже», — ответил он с неким вызовом. Конечно, мы были потрясены в то время. Не думали, что через 50 лет нас будут упорно приучать к тому, что мама и самые близкие люди не должны рассчитывать на участие, на помощь, на взаимность. А если и должны рассчитывать, то за особую плату.
У нас у всех на слуху газовые расчеты с Белоруссией — родной нам по вере, истории, культуре, с которой мы собрались строить единое союзное государство. И безжалостными расчетами почти похоронили эту идею. Наверное, об этом будут говорить. Я о другом — о том, что наше общество почти согласилось на разделение на бедных и богатых. Или точнее, на очень богатых и на очень бедных — нищих. В словаре Даля богатство определяется, как некое изобилие, избыток, а бедность — это недостаток, убожество, нищета и нужда. Понимаю, вряд ли кто из нас будет возражать против богатства и изобилия. Но когда это следствие неправедных трудов, грабежа, то избыток, излишество — это уже почти порок. Да не почти, а порок. Когда оно состоит из двух-трех замков, дворцов, трех-пяти яхт, из двух-трех самолетов, из собственного гладиаторского, футбольного клуба, то это уже грех и очень немалый.
Пока наши законодатели на это не замахиваются, но ясно, что когда в стране 30 или 60 процентов населения, а то и больше пребывают в нужде и нищете, то такого рода излишество остается грехом, с которым следует бороться.
А что наша литература? Продолжает ли она быть литературой совести, сочувствия к простому маленькому человеку? Как бы ни протестовала совесть, такой человек есть. Как она, литература, располагает свой вектор между богатством и бедностью, между совестью и бессовестностью, справедливостью и несправедливостью, благости и обольщения в том, что литература и литературный мир встает на путь борьбы, правды, добродетели, конечно, нет. Но есть те книги, которые позволяют спасти честь нашей русской литературы, ее святоносный ряд. Четыре года назад вышла книга Валентина Григорьевича Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана».
Сколько же в ней было горечи, правды, предостережения, ошеломления от неправедности такого богатства, от бессовестности людей, воспитанных на рыночных ценностях. Писатель обращался ко всем нам, к обществу, власти, людям — остановите вторгнувшийся на русскую землю торгашеский, прикрывающий этнической спайкой беспредел! Остановите подкуп и бессовестность, взятку, коррупцию! Иначе будет беда. Беда и случилась, как вы помните. Многие читали: мать Ивана совершает самосуд, стреляет в этнического насильника своей дочери. Хотя, откровенно говоря, тут мог быть любой, безнациональный наглец, развратник и торгаш.
Мать идет в тюрьму, болит ее душа, болит ее сердце, но не болит она у следователя и судьи, не спохватывается общество и власть. Не так давно в миллиардном Китае, где разворачиваются процессы частнособственнического обогащения, повесть Распутина была признана лучшей книгой года. Так вот, прочти ее внимательно тогда наш обыватель, вздрогнет администратор, милиционер, предприниматель. Прочти ее тогда наш соотечественник с Кавказа или Средней Азии, не было бы многих стычек. Уясни он урок, возможно, не было и Кондопоги. Повысилось бы самоуважение граждан. Стало бы больше борцов за справедливость. Вместо того, чтобы бороться с вопиющим социальным неравенством, бедностью, коррупцией, с олигархической наглостью и культурным невежеством, приезжающих в Россию граждан, как, впрочем, и собственных — тоже, умело запускается кампания о русском фашизме, массовой ксенофобией. Понадобилось твердое слово Президента, чтобы потребовать место на рынке для коренного населения, чтобы приезжающие уважали законы и обычаи страны и земли их пребывания.
Валентин Григорьевич Распутин вообще обладает даром художественного пророчества. Вспомните «Прощание с Матерой». Он призвал к обществу — не сгоняйте человека с его укорененного родового места, не устраивайте уничтожение неперспективных деревень. Материализация, — так процесс этот уже назывался по проекту академика Заславской, уничтожила многие деревни, как нынче уничтожают малокомплектные школы. Ну, а «Пожар»? В 1985 году выходит повесть, и там была нарисована картина будущего расхищения всего того, что было в наших отечественных закромах во время перестроечного бедствия. Он сказал: кто больше всего радел об этом богатстве, тот был немой. А архаровцы, помните, так назывались те, кто хватал мешки, перебрасывал за забор, это будущие олигархи, сумели перебросить к себе через забор народное добро. «Пожар» предупреждал словами героя: врагов-то иноземных мы научились побеждать, а собственное ворье, к сожалению, нет. Правда писателя, к сожалению, не всегда видна людям и от этого ему горько. Валентину Григорьевичу Распутину, выдающемуся писателю нашего времени, в эти дни исполняется 70 лет. Не знаю, соберемся ли мы в таком составе на его юбилей, но давайте поприветствуем его от имени Всемирного Русского Народного Собора.
Нынешний год у нас — год русского языка, год сбережений и приумножений нашего богатства. Родная речь — это священная, духовная скрепа русской цивилизации, без которой нас просто бы не было. И мы обязаны бороться с его обеднением и вытаптыванием. Под фальшивым лозунгом дерусификации, как вы знаете, закрылись очень многие школы. На Украине, в Прибалтике, в Средней Азии русским людям даже не позволено учиться на русском языке. Стыдно признать, но эта эпидемия захватила и вытаптывает, сокращает программы по русскому языку и литературе в пределах самой России.
Все мы, в первую очередь, писатели, деятели культуры, соборяне обязаны отнестись к этому году, как к главному году нашей жизни в борьбе за русский язык. Правда, очень удивительно и прискорбно, что в Государственном комитете по проведению Года русского языка не оказалось ни одного писателя, ни одного деятеля культуры. Какой изящный маневр, чтобы отделить отечественную литературу от русского языка. Русский язык явился в полном смысле мостом для многих народов.
Ныне в наших СМИ поубавилось русофобии, но надо ведь еще и заметить положительное. Надо еще заметить и рассказать о том, что русский язык, русская культура единит народы и людей. В прошлом году в Дагестане, крае Расула Гамзатова был открыт памятник русской учительнице. Выбирали много представителей специальностей, работали в Дагестане вместе с братским дагестанским народом. Избрали учительницу, ибо с ее помощью через русский язык дагестанцы приобрели свой путь к русской культуре, мировой цивилизации. С помощью русского языка соединились 33 народа и создали свою Республику.
На митинге, посвященном открытию этого памятника, было сказано слово благодарности русскому народу. И с опорой на это утверждалось, что именно здесь, в Дагестане, началось по большому счету собирание страны, был дан отпор международным террористам. Именно здесь стало восстанавливаться единство армии и народа, нанесен смертельный удар по этническому сепаратизму. Вот одна из граней русского языка, которая стала средством не только культурного, но и духовного, цивилизационного, общественно-политического объединения, хранителем безопасности и целостности России.
Действительно, наш народ на протяжении веков создал великое богатство от Нестора-летописца, митрополита Иллариона, Дионисия, Рублева. Через все века, великий Ломоносов, Тредиаковский, Бортнянский, Пушкин, Гоголь, Достоевский, Суриков, Глинка, Мусоргский — золотой век нашего Отечества, перелом века — Толстой, Чехов, Блок, Репин, Скрябин. Революция, кажется, все вытоптано, уничтожено. Ничего подобного! Русская культура пробивается — Есенин, Шолохов, Прокофьев, Шостакович, Свиридов, Вучетич, Бондарчук, Твардовский, Распутин.
И вот на протяжении ХХ и ХХ1 века появилось племя разрушителей, извратителей, свергателей русской культуры. Они принимали разное обличье, шли под разными знаменами. Но главное для них было — низвергнуть, разрушить образец и образ и представить его в виде разлома, распада, то в рифмованных несуразностях, то в разорванных кусках мелодий, то в черных квадратах. Они передовые, прогрессивные, революционные, современные, во имя грядущего завтра, как сказано в стихах начала ХХ века, во имя будущего растопчем искусство, сожжем Рафаэля, и объявим фальсификаторами Шолохова, эпигонами мировой культуры русских писателей и так далее. Эти неистовые ревнители, овладев печатью и средствами массовой информации, постоянно понижали уровень художественного восприятия, уровень понимания культуры. Это соответствовало и их уровню, в том числе. Но это и был социальный заказ на невежество масс.
К сожалению, нынче богатством великой культуры могут воспользоваться далеко не все. Массы не могут воспользоваться. В стране закрылось множество сельских, школьных библиотек. Билет в Большой театр стоит какие-то несусветные деньги, в консерваторию — до 1500 рублей. Разве можно туда попасть студенту? А мы ходили в оперный театр. Где взять такие деньги? Фонд библиотек пополняется плохо и не тем, чем нужно.
Невиданная пелена невежества опускается на страну. Она обеднена и не может пользоваться своим художественным богатством. Массовая культура подчиняет культуру, вносит свои суждения, играет на понижение, развенчивает святыни, оскверняет их. На первый взгляд, это стихийный процесс, — мы же не вмешиваемся в культуру. Но на самом деле коммерциализируют ее, обедняют. А поскольку надо получить прибыль — это единственный критерий и ценность для нашего экономического человека — то идет постоянная игра на понижение. Высшее измерение культуры, да и всего бытия, выводится из оборота и вместо них появляются подделки, которые умело раскручиваются до уровня шедевров. И эта коммерческая культура уже не может быть обращена к морали, ибо та ограничивает беспредел массовой культуры. Тут уже не может быть обращения к разуму, ибо он адресован к самой примитивной стороне человеческой сущности.
Я хочу сказать об одной важной, но парадоксальной части нашего бытия — рынок в его нынешнем проявлении делает бедной, а порой, нищей нашу истинную культуру. Ее повсеместная коммерциализация приводит к вымиранию или уходу на общественные задворки таких институтов высокой культуры, как библиотека, филармония, сельская школа, симфонический оркестр небольшого города. Мы имели самую читающую страну. Теперь 37 процентов, по информации на съезде книгоиздателей, заявляют, что они не читали, не читают и читать не будут. Разве это не воинственная нищета невежества?
В России перед всем миром всегда и в прежние времена была задача сохранения культурного слоя на планете. Весь мир ждет от нее не просто сопротивления мировому злу, но и сохранение культуры, не зависимой от рынка, культуры, которая позволит всему миру выжить одухотворенной святостью подвижничества, подвига «за други своя».
И если государство желает жить, оно неизбежно будет вынуждено строить свою жизнь на культурном слое высокого образца, не потакая низменному, рыночному, создавая издательства с государственной поддержкой лучших писателей, пропагандируя и поддерживая классическую музыку, школу национального пения, художественный реализм в искусстве. Неизбежно это произойдет. Если богатые не будут заботиться о доступности культуры для бедных, о доступности образования для бедных, неизбежны новые кондопоги, социальные конфликты и расслоения.
Думаю, что следующий вывод приведет в ужас либералов-рыночников, но от этого его истина, к сожалению, не уменьшается. Сегодня рынок довел критерии в культуре до самой низкой оценки. Он готов ее кастрировать, если она не коммерческая и самодостаточная, если она не приносит прямую финансовую прибыль. Рынок проявляет сегодня себя как самый отъявленный тоталитарист по отношению к культуре. Вот истинная для нее опасность.
Сегодня на Всемирном Русском Народном Соборе мы должны твердо сказать: если общество и власть не отринут чисто коммерческий подход к культуре, не заявят о борьбе за торжество высших ценностей, нас ждет всеобщее культурное обнищание, невежество, бедность духа. Наша культура не будет способна рожать не только гениев, но и просто талантливых людей с широким взглядом на мир, людей, способных открывать новые горизонты, людей нравственных. Мне представляется необходимым, чтобы Собор высказался за немедленное и решительное выдвижение национального проекта в области культуры, где были бы прочерчены основные линии движения общества и государства, в поддержку духовно возвышенной, национальной, гуманистической культуры. И проект этот должен быть не однодневным, а программой национальных приоритетов.
http://www.vrns.ru/syezd/detail.php?nid=64&binn_rubrik_pl_news=174&binn_rubrik_pl_news=174

Услышать глас вопиющего

Одиннадцатый Всемирный Русский Народный Собор должен войти в новейшую историю России. Не только потому, что в его работе принимают участие наиболее авторитетные политики и общественные деятели страны, представители русских диаспор, иерархи Русской Православной Церкви. А потому, что, пожалуй, впервые за последние десять лет открыто и нелицеприятно обсуждается нынешнее состояние власти и общества, ставится острейший социально-политический диагноз, предлагаются варианты выхода из сложившейся непростой ситуации.
Истина такова, что, начиная со времен горбачевской перестройки, страна впала в штопор перманентного реформирования. Она прошла непростой период от «социализма с человеческим лицом» до современного олигархического капитализма. В промежутке произошел развал Советского Союза, долгое время и Россия находилась на грани национальной катастрофы. Теперь обстановка иная: ценой невероятных усилий удалось сохранить территориальную целостность страны, подняться с колен и заявлять о себе, как и прежде, как о великой державе. Однако проблема выбора модели социально-экономического и политического развития чем дальше, тем больше приобретает актуальность. Дело настолько серьезно, что участники Собора заговорили даже о возможности в стране социальных потрясений.
В своем докладе митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл привел статистические данные: доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных в 20—25 раз. «В других странах мира в условиях подобного разрыва между уровнями жизни людей происходят социальные беспорядки и даже революции, — предупредил собравшихся владыка Кирилл. — Мы не можем наступать на одни и те же исторические грабли, индифферентно относясь к столь резкой материальной пропасти между богатым меньшинством и бедным большинством». Говоря иначе, практически всеми благами реформ пользуется только небольшая часть общества, которую в обиходе называют «новыми олигархами».
Церковь также возмущает, что наряду с существующей бедностью происходит нерациональное использование богатств. «Стыдно перед всем миром, когда богатые люди России на виду у всех тратят огромные деньги на сомнительные развлечения, в то время как на их родине люди получают мизерные зарплаты, — обрушился с критикой митрополит. — А потом они еще и имеют дерзость оправдываться перед народом, используя телевидение, за свое расточительство».
Не остались в стороне от дискуссии и представители других конфессий. Муфтий Талгат Таджуддин предложил обложить богатых своеобразным налогом. «У нас по исламу одна сороковая часть каждый год должна раздаваться бедным, неимущим и сиротам», — напомнил он.
Была озвучена и позиция бизнеса. Первый исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Мурычев, участвовавший в соборе, заверяет, что «предприниматели, которые строят свое будущее в России, уже помогают обществу». Однако проблему бедных он перебросил на плечи государства. Это и есть типичная мировоззренческая платформа тех, кто считает себя «государством в государстве». А ведь богатство и бедность — категории не только экономические, но и нравственные. Богатый человек превозносится над окружающими, говорит митрополит Кирилл. Его образ жизни, до крайности отличный от других, может даже убедить его в собственной «исключительности». Но все это лишь до времени. И когда такой человек поймет, что оказался у разбитого корыта, он столкнется еще и с отчуждением от общества.
Дело, конечно, не в судьбе отдельной личности. Речь идет о сформировавшемся мировоззрении достаточно узкой прослойки людей. Беда в том, что им удается незаметно трансформировать свои позиции в неофициальную государственную идеологию. Поэтому наступает самое время вспомнить слова апостола Иакова: «Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. Вот плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания» (Иак. 5. 3—5).
Так что же делать дальше? Участники Собора говорили о возможностях использования огромных средств, накопленных в Стабилизационном фонде, о ресурсосберегающих технологиях и о принципах модернизации отечественной экономики. При этом они не призывали раздать все бедным или разделить все поровну. Говорили о том, что в накоплении материальных благ должна быть моральная составляющая, направленная на повышение жизненного и духовного уровня всего общества.
Но как убедительно ответить на вопрос: «Почему одна из богатейших в смысле наличия природных богатств страна продолжает оставаться такой бедной?» И эту сложную проблему обсуждали участники Собора. «Мы знаем, что сами по себе природные богатства не приводят народ к процветанию. В первом десятилетии XXI века наша страна переживает всестороннее возрождение. Однако все ли жители страны в полной мере ощущают на себе этот подъем? — задал вопрос Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Одним словом, есть проблемы и вопросы, и начался поиск ответов и адекватных решений. Уже сам факт, что об острых проблемах состояния власти и общества стали заявлять открыто и громко, событие примечательное. Теперь главное, чтобы эти голоса были услышаны.

Вячеслав НИКОЛАЕВ
«Российская газета»
7 марта 2007 г.
http://www.vrns.ru/syezd/detail.php?nid=387&binn_rubrik_pl_news=170&binn_rubrik_pl_news=366